Галоўная

 Кнігі
Памяць
Вялута
Навасёлкі лунінецкія
Интернат ты наш
Палессе маё Лунінецкае
Кажан-Гарадок 500-гадовы
Письма командировnew

Клуб Лунінецкая Муза

Лунінец

Мікашэвічы

Вёскі раёна

Расклад руху аўтобусаў

Гасьцёўня

luninetsm@tut.by

Iван Панасюк

Письма командиров

“Лесной гарнизон”

План перехода отряда советских разведчиков через линию фронта был разработан в нескольких вариантах. Предусматривалась возможность встречи с противником.

Так и случилось.Только цепочка пеших воинов подошла к лесу, как фашисты застрочили из автоматов. Попробовали скрытно пробраться через седловину. И тут подверглись обстрелу.

Но командир отряда, старший лейтенант Шихов не стушевался. Этот офицер неоднократно бывал в сложных переделках. И сейчас он хладнокровно оценивал обстановку. Разведчик твёрдо знал, что после большого летнего и осеннего отступления враг ещё не успел восстановить сплошную линию фронта и лазейка в его обороне, несомненно, есть.

Нелегко, конечно, провести целый отряд через лес, густо напичканный окопами, траншеями, огневыми точками противника, его патрулями, выдвинутым вперёд боевым охранением. Требовалось очень точно нащупать фланги гитлеровских дивизий или отдельных частей, чтобы проскользнуть между ними. К тому же и в бой не рекомендовалось ввязываться ни при каких обстоятельствах. Перед разведчиками ставились другие задачи.

Естественно, от удачного перехода во многом зависел в дальнейшем и авторитет Шихова. С ним были разведчики, знавшие о его смелости, умении предвидеть опасность и избежать её в интересах дела. Взлетали на воздух мосты, валились под откос вражеские эшелоны, горели вагоны с оружием, взрывались склады с боеприпасами… И в то же время отряд Шихова умел бесследно исчезать из-под носа врага.

Этот физически сильный, хорошо сложенный командир в маскировочном халате, с автоматом в руках и гранатами на поясе в случае опасности действовал быстро и решительно. За время военной службы он изучил с десяток военных специальностей, необходимых разведчику. Оттого и чувствовал себя уверенно. Но вот этот рейд или, точнее, начало рейда его несколько встревожило. Именно начало… В первых числах января 1944 года, то есть накануне похода, Шихова принял командующий фронтом Константин Константинович Рокоссовский. Он представил разведчика своим заместителям как старого знакомого. Похвалил за прошлую операцию под Гомелем, когда Александр Никитич передал в штаб фронта много важных сведений о противнике и взорвал несколько железнодорожных мостов. Потом Константин Константинович подвёл Шихова к оперативной карте с нанесённой обстановкой.

— На этот раз для действий вашего отряда отводится чуть ли не целый “полесский край” — командующий фронтом широким жестом показал на карте огромный район в тылу врага.

Разведчикам надлежало заниматься глубокой оперативной разведкой вдоль железной дороги Минск-Барановичи-Лунинец.

В состав отряда входили вместе с Шиховым четыре офицера, двенадцать сержантов и тридцать рядовых. Для хорошего боя в полевых условиях они только-только составили бы резерв командира стрелкового батальона, а в тылу врага им предстояло решать задачи чрезвычайной важности.

Может быть поэтому К.К. Рокоссовский и спросил:

— Сможете выполнить поставленную задачу?

— Так точно, — ответил Шихов. — Задачу выполним!

— Опирайтесь больше на местных партизан, — посоветовал ещё раз на прощанье командующий фронтом, — ищите себе союзников среди населения, помните, что и в оккупированных областях наш народ не сломлен, жаждет принимать участие в разгроме врага.

После неудачи в седловине Шихов попробовал проскочить линию фронта по кромке большого болота. Отряд опять выслал разведку. Она вернулась с ободряющим известием: углубились во вражеский тыл на три километра и не встретили ни одного гитлеровского солдата.

— Нашлась и для нас лазейка! — как бы про себя проговорил Шихов и первым встал на тропу, ведущую в тыл к гитлеровцам.

Видно, фашисты не очень охраняли фланги своих дивизий. Тем более на болоте. И скоро советские разведчики уже шагали по земле, занятой противником, торопились как можно дальше забраться в тыл врага.

Густые белорусские леса надёжно укрыли смельчаков. Базой для стоянки отряда старший лейтенант Шихов избрал глухую деревушку Чудин на территории Ганцевичского района. Она устраивала разведчиков по ряду причин: находилась эта деревенька в центре предполагаемого района действий отряда. От неё напрямую было не так уж далеко до железной дороги.

Старший лейтенант Шихов немедленно развернул активную деятельность. Каждый воин получил конкретную задачу. Инструктор-подрывник сержант Фёдор Игнатьев с помощниками заминировал подступы к штабу. Заместитель командира младший лейтенант Бурундасов организовал службу полевых караулов. Майору Викторову было поручено разведать окрестные деревни, узнать, где стоят фашистские гарнизоны, полицейские комендантуры, установить связь с местным населением и партизанами. Для уточнения графика движения воинских эшелонов, ознакомления с рельефом местности, путями подхода к полотну были посланы разведчики и на железную дорогу.

Старший лейтенант Шихов передал радистке отряда Асе Соколовой свою первую радиограмму для штаба фронта. Она гласила: “Прибыл на место без потерь. Приступил к ознакомительной работе”.

В тот же день к командиру отряда пришёл парторг сержант Никитюк:

— С какой повесткой дня собрание будем проводить?

— А сам как думаешь?

— Если можно, рассказать коммунистам подробно о наших задачах.

— Не только можно, но и нужно!, — ответил Шихов. — Обязательно. И всех комсомольцев пригласим.Задачи-то нам всем вместе решать! Поздно вечером на открытое партийное собрание пришёл весь отряд. За исключением тех, кто стоял на посту. Командир сделал обстоятельный доклад, призвал всех коммунистов и беспартийных чётко выполнять приказы, быть бдительными. Но в то же время Шихов учил воинов настойчиво искать и устанавливать связи с местным населением, чтобы тем самым во сто крат умножить силы отряда.

— Наш лесной гарнизон, — сказал Шихов, — должен стать подлинным народным штабом по борьбе с оккупантами.

Трудная была работа. На этой земле два с лишним года лютовали враги и не так просто открывались людские сердца. Однако заместитель командира по разведке майор Викторов и его группа в составе старшего сержанта Карюка, младшего сержанта Михалёва, рядовых Поперека, Химина, Голубя и других развила активную деятельность.

Они посещали населённые пункты, расклеивали там листовки, распостраняли среди жителей сводки Совинформбюро, заводили с ними знакомство. Население платило отважным бойцам взаимным доверием, чистотой и откровенностью чувств. Но больше всего разведчики действовали через местных партизан. Именно с их помощью были установлены первые связи на железной дороге, в городской управе, открытых фашистами полукустарных мастерских в ближайшем районном центре.

На задания ходили все. В лесном горнизоне поддерживался строгий порядок. Назначался караул. Точно в определённое время на постах сменялись часовые. В блиндажах образцово нёс службу дневальный. Командир настоял на том, чтобы проводились утренний осмотр и вечерняя проверка. В пирамидах стояло оружие, и никто не ставил его на место нечищенным.

И этот заведенный с первого дня армейский порядок в лесном гарнизоне никому из разведчиков не был в тягость. Он как-то подтягивал, мобилизовал людей, оказывал на них благотворное влияние. Партизаны соседних отрядов быстро оценили и тоже ввели у себя армейские правила и порядки, которые охотно поддерживала вся масса бойцов. Большинство из них в своё время прошли хорошую военную школу, и теперь жизнь по уставам сближала каждого с родной армией. Наравне с остальными разведчиками старший лейтенант Шихов тоже ходил в крупные населённые пункты. И если позволяла обстановка, проводил беседы с жителями о положении на фронтах.

Кончались эти беседы обычно просьбой патриотов принять их в партизанский отряд или дать конкретное боевое задание.

На железной дороге такие боевые группы были организованы впервые. В них входили специалисты-ремонтники паровозов и вагонов, стрелочники, составители поездов, рабочие-путейцы, телеграфисты на станциях.

Потом начали работать боевые пятёрки, в городах, на предприятиях и в мастерских.

Труднее шло дело в деревнях. Именно при создании боевой группы в одной из деревень отряд и понёс первые потери. Тёмной ночью разведчики под командой майора Викторова выехали на связь в деревню Понижицы. За полкилометра до околицы они остановились, прислушались.

Тихо было на улицах. Из деревни не доносился даже собачий лай. Ни в одном окошке не было света.

— Младший сержант Михалёв и рядовой Химин — в разведку! — приказал майор Викторов.

Со всеми предосторожностями вошли в деревню. Кругом по прежнему стояла тишина. Ни звука. Ни шороха. Миновали одну улицу. Повернули за угол. И там ничто не насторожило разведчиков, хотя опасность уже надвигалась. Оказывается, гитлеровцам ещё днём стало известно о советских десантниках.

Их ждали с вечера. Организовали засаду. Дозор беспрепятственно пропустили в деревню. Всё равно, дескать, не уйдут. Хотелось врагу захватить ядро группы. Однако майор Викторов вовремя заметил опасность и приказал повернуть назад. Им стреляли уже в след, но пули просвистели мимо.

На Михалёва и Химина вышли две танкетки. Что делать? Гранат нет, а очередью из автомата броню не возьмёшь. В этот момент немецкая разрывная пуля ударила Химину в приклад автомата и расщепила его. Солдат упал, враги потеряли его из вида. На рассвете он добрался до своих с печальным известием. Михалёва расстреляли пулемётной очередью из танкетки. Фашисты облили его тело бензином, подожгли, сами уехали. Старший лейтенант Шихов сам вынес изуродованное тело младшего сержанта Михалёва. Под ружейный салют его похоронили в д. Чудин. Над могилой разведчики дали клятву отомстить врагу за смерть своего товарища.

От желающих идти на задание не было отбоя. Часами мёрзли подрывники на железной дороге, поджидая эшелоны. Подрывали обычно толовыми шашками. Каждая — по 200 граммов. Вязали их вместе, чтобы получался вес 8-16 килограммов, копали яму под рельсом, аккуратно устанавливали заряд, вставляли взрыватель нажимного действия. Паровоз своей тяжестью прогибал рельсы, те, в свою очередь, давили на взрыватель, происходил взрыв.

Война на рельсах стала иной, когда у наших разведчиков появились друзья из железнодорожников. Это были путевые обходчики, стрелочники, диспетчеры, телеграфисты, багажные кассиры, начальники станций. По только им известным признакам, они передавали подрывникам Шихова сообщения о важных воинских эшелонах противника. Иногда удавалось даже точно узнать время, когда эшелон должен проследовать через тот или иной перегон.

Много у разведчиков было друзей среди железнодорожников, но особенно запомнились им путевой обходчик Вацлав Пробинский и слесарь-ремонтник Фёдор Маркович Сергейчук.

— Состав со снарядами прибыл! — сообщил Сергейчук как-то связному отряда. — Пусть там подрывники свои “фунтики” приготовят! По этому сигналу на линию вышла группа сержанта Уварова. То был хладнокровный и смелый командир. Под стать ему и солдаты Нужных, Стадник и Журавлёв. Решили, что лучше всего заряд заложить перед мостом. От взрыва здесь движение по дороге надолго прервётся, а она так нужна фашистам! Стоило только в районе Барановичей порвать стальную нитку, как прекращалось сообщение с Брестом, Белостоком, Гродно, Вильнюсом и Минском.

— Но мост охраняется! — сказал кто-то из подрывников.

— Не беда — отозвался сержант Уваров. — У командира возьму винтовку-безшумку!

И вот уже меткими бесшумными выстрелами сняты два вражеских часовых. Заложены под путь и соединены между собой детонирующим шнуром три заряда. За лесом гудок паровоза оглашает местность. В морозном воздухе его далеко слышно.

— В укрытие! — скомандовал подчинённым Уваров.

Сержант рывком крутанул электрическую машинку. Взрыв! От детонации рвались снаряды и авиационные бомбы. Охрана эшелона, видно, погибла. Никто не стрелял.

— Пошли, — сдержанно приказал солдатам Уваров. — Тут фашистам и за неделю не разобраться! Обычно подрывники в тот же день обязательно составляли акт. Не отступили они от такого правила и на этот раз. На листе бумаги аккуратным почерком вывели, что на перегоне Барановичи-Лунинец взорван эшелон с боеприпасами, следовавший на фронт. Указывались день и даже час взрыва, число пошедших под откос вагонов. Такой акт подписывали местные железнодорожники.

Бывали случаи, когда железнодорожники шли на диверсию вместе с разведчиками. Именно так поступил путевой обходчик Пробинский. Он сам прибежал, чтобы сообщить подрывникам о прибытии вражеского бронепоезда. Его встретил опытный минёр Филипп Дмитриевич Безруков.

— Что ты Вацлав?

— На станцию Люсино фашистский бронепоезд прибыл! — задыхаясь от быстрого бега, доложил связной.

Задумались подрывники: как же взорвать стальную громаду противника? Бронепоезд прикрыт тяжёлыми стальными плитами, вооружён пулемётами и пушками. Голыми руками его не возьмёшь, нужна хитрость.

Прежде всего решили увеличить вес заряда до 20 килограммов. И поставить не один, а два заряда. Но где и как поймать бронепоезд? Он же не подчиняется расписаниям.

На помощь отряду пришли местные партизаны. За бронепоездом на станции было установлено круглосуточное наблюдение. А чтобы у охраны бронепоезда не вызвать подозрения, вахту несли подростки, женщины. Они подходили к гитлеровцам то с ягодами, то с молоком, предлагали продукты.

Но вот со станции поступило известие: бронепоезд разводит пары. И ещё через час стало известно, в какую сторону направляетсся бронированная громада. Тогда-то в десяти километрах от станции подрывники спешно уложили под рельсы свои заряды.

Ох и рванули они под бронепоездом! Долго на насыпи лежали паровоз с двумя тендерами и вагоны с орудиями.

Параллельно с диверсиями на железной дороге отряд старшего лейтенанта Шихова вёл разведку сети вражеских аэродромов, мест расположения баз с горючим, складов с боеприпасами, передвижения войск. Доставать такие данные отряду помогали славные патриотки-учительницы Христина Гавриловна Плевако и Анна Артемьевна Сечко.

— Под Слуцком у фашистов большой аэродром! — принесла важное сообщение Христина Гавриловна.

Анна Артемьевна Сечко узнала, что именно с этого аэродрома фашисты производят разведывательные полёты, летают на бомбардировку наших прифронтовых городов и железнодорожных узлов. Дополнительная разведка наблюдением, опять-таки с помощью партизан, позволила установить интенсивность полётов и места стоянки вражеских самолётов.

И снова в штаб фронта полетела через радистку Соколову очередная передача. В ту же ночь наша авиация успешно бомбила фашистский аэродром, уничтожив много самолётов-бомбардировщиков и разведчиков. Это был первый аэродром, подвергнутый интенсивной бомбёжке по докладу разведчиков отряда старшего лейтенанта Шихова. По их же донесениям были уничтожены с воздуха в ту ночь склад боеприпасов и бензохранилище.

Тогда гитлеровцы забеспокоились. Им стало подозрительно, почему так участились диверсии в этом районе. Вскоре они нащупали базу разведчиков в Чудине и организовали карательную экспедицию, поддержанную броневиками и танками. Но добиться скрытности операции им не удалось. К Шихову прибежал гонец из соседнего партизанского отряда:

— Командир послал сказать, что по дороге к вашему штабу фашисты идут!

Потом появился запыхавшийся велосипедист. Он привёз предупреждение от подпольщиков. Связному пришлось сделать большой крюк, но он всё-таки лесными тропами опередил гитлеровцев и первым прибыл к лагерю разведчиков, чтобы поднять тревогу.

— Скажите “Бате” спасибо, — поблагодарил его Шихов. С помощью двух соседних партизанских отрядов атака карателей на Чудин была отбита. Когда карательная операция провалилась, фашисты попытались заслать в отряд шпиона. Он вышел прямо на часовых. Во время допроса у Шихова представился партизаном одного из соседних отрядов. Довольно правдоподобным выглядело и его обьяснение, почему он ушёл из своего партизанского отряда. Говорят, что разведчик насквозь видит другого разведчика. Старший лейтенант Шихов сразу запоздрил в пришедшем шпиона. “Партизан” оказался крупной “птицей”, он имел специальное задание пробраться в советскую разведку.

42 эшелона с живой силой, техникой, боеприпасами уничтожил зимой и летом 1944 года отряд старшего лейтенанта Шихова. Десятки раз по его сведениям поднимались в воздух краснозвёздные самолёты, и в огне взрывов сгорали, засечённые разведчиками, вражеские склады с бензином, выходили из строя железнодорожные узлы, нарушались пути подвоза и эвакуации.

Много славных боевых дел в интересах фронта совершил отряд разведчиков. И за каждым подвигом стоял командир-коммунист Александр Никитич Шихов. Это он своей энергией и личным примером вдохновлял подчинённых, научил не бояться противника, на каждый маневр врага отвечать своим контрманевром. Отряд сумел выполнить поставленные перед ним задачи и сберечь стране её сынов. И не только сберечь. Все бойцы и командиры, ходившие в рейд, награждены орденами и медалями. Воины видели смерть, смотрели ей в глаза, но побеждали противника потому, что в бой разведчиков вёл не только храбрый, но и умный командир.

Автор: Борис Никитин.


Указом Президиума Верховного Совета СССР Александру Никитичу Шихову 5 ноября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Назад | Далей