Галоўная

 Кнігі
Памяць
Вялута
Навасёлкі лунінецкія
Интернат ты наш
Палессе маё Лунінецкае
Кажан-Гарадок 500-гадовы
Письма командировnew

Клуб Лунінецкая Муза

Лунінец

Мікашэвічы

Вёскі раёна

Расклад руху аўтобусаў

Гасьцёўня

luninetsm@tut.by

Iван Панасюк

Письма командиров

Под псевдонимом “Быстрый”

Олежка любил грозу. Неистовое буйство природы, когда тёмное небо режут косые молнии и всё вокруг гремит и клокочет, завораживало его своей таинственной и могучей силой. Закатав штаны, он выбегал под дождь, носился по лужам, кричал что-то непонятное, радостное и торжественное. В эти минуты мальчишка чувствовал себя частицей природы, ему казалось, что весь он наливается сказочной силой, обладая которой может творить чудеса.

Детство давно прошло, а непонятная тяга к грозному явлению осталась на всю жизнь. Вот и теперь он, командир спецотряда, не усидел в землянке, когда над лесом, который только-только распустил свои майские листочки, разразилась первая весенняя гроза.

Здесь, в отряде, почти никто не знал его настоящей фамилии. Знали только псевдоним – “Быстрый”, который ему был дан перед тем, как покинуть Большую землю. Это была обычная предусмотрительность-родные Олега жили на временно захваченной врагом, Черниговщине.

Гитлеровцы боялись “Быстрого”. Партизанский отряд имени Дзержинского (“Третьи”), которым он командовал, появлялся всегда неожиданно для них и так же неожиданно исчезал, оставляя обломки спущенных под откос эшелонов, пожарища складов, взорванные мосты и автомашин.

В мае 1944 года отряд базировался недалеко от деревни Липово, на Мядельщине. Однажды Бычок вместе с Гулевичем отправились на очередную диверсию: связные сообщили, что на ближайшую станцию гитлеровцы пригнали путеразрушительную машину. Минировать железку решили на рассвете. Гулевич взглянул на командира. Весь он собран, губы плотно сжаты, на волевом лице — выражение решимости. Казалось, это вовсе не он напевал недавно песню о павшем в бою красном партизане, не он мечтал о победе, о встрече с любимой девушкой.

Бычок взял мину, кивнул Василию Немкову и пополз к полотну. Вот и стальной путь. Начинались самые решающие минуты в этой опасной работе. Гулевич видел, как командир приподнялся, вытащил мину… И тут раздался взрыв, затрещали автоматные очереди. Засада! Бычек упал. Рядом со стоном повалился Немков. У Олега были оторваны кисти рук, растерзана осколками грудь. Он умер на руках своего друга Григория Гулевича.

Лейтенанту Олегу Сергеевичу Бычку было всего двадцать три года.

По поводу тяжёлой утраты бойцы отряда писали о нём в стенной газете как о пламенном патриоте нашей Родины, не знавшем страха в борьбе с врагом. « Погиб наш любимый командир. Мы никогда тебя не забудем. Слава о тебе никогда не померкнет в наших сердцах!..” Каждую весну над могилой отважного партизана гремят грозы, шумят дожди. А по улице бегают, закатав штаны, босоногие мальчишки. Так бегал когда-то и Олег Бычок, ставший в годы опасности для Родины настоящим героем.

Книга ”Быстрый”, авторы — Илья Борисов и Александр Суслов.


Здравствуйте уважаемые юные друзья!

25 июля 1980 года. Шлю вам свой чистосердечный привет и самые лучшие пожелания во всех ваших делах. Получил от вас книгу “Бессмертные имена”, за которую, большое, вам, спасибо. Да, такой книги мне, наверное, не пришлось бы купить, и только случайность. Я узнал о судьбах Лопатина, который командовал партизанской бригадой «Дяди Коли» в Бегомльском районе Минской области. Мне приходилось с ним встречаться в годы войны на оккупированной территории. Зебницкого видел в г. Подольске Московской области в конце 1943 года и в начале 1944 года. Слышал Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему звания Героя Советского Союза, правда, знал я его не совсем хорошо, и больше я его не видел. О Неклюдове, комиссаре отряда особого назначения, командиром которого был Горячев. Этот отряд был подчинён НКГБ Москве. Личный состав был очень хороший, почти все спортсмены, многие и сейчас проживают в Москве. Я многих знал лично. Но прошли годы, встречаться не приходилось. Да, ребята, в послевоенные годы бывал в столице Советской Белоруссии городе Минске, постоянно посещал Музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Если не были в этом музее, то обязательно посетите его при возможности. Раньше он находился на площади Свободы, в старом здании, сейчас находится около площади Победы, в новом красивом здании. Правда, там нет некоторых экспонатов, которые были раньше. Да, ребята, не знаю, приходилось ли вам видеть книги «Люди легенд», их пять таких книг (томов), не помню издательство, но тоже пишут о партизанах, подпольщиках, Героях Советского Союза — о Петре Мироновиче Машерове, в годы войны командовал бригадой имени Щорса в Россонском районе Витебской области, о Романе Мачульском, который руководил Минским подпольным обкомом партии и командовал Борисовско-Бегомльской зоной партизанского движения, в состав которой входило несколько партизанских бригад.

Немного о себе. Срочную службу служил в г. Витебске в авиачасти, там и застала война. Горечь отступления, страданий по дорогам войны. В бои, (отходя), мы не вступали. Прибыли до Сичевки Смоленской области, там несли службу по охране полевого аэродрома. После приказа Верховного Главнокомандующего тов. Сталина из нас сформировали дивизию на фронт, и тут же формировали отряды особого назначения, в тыл врага, которые подчинялись разведывательному отделу Западного фронта. И нас, добровольцев, направили в Калининскую область, а после этого, я, по некоторым обстоятельствам, был заброшен в Белоруссию.

Ребята, в июле месяце я вышлю вам две фотографии, а также напишу воспоминания о О.С. Бычке, в обязательном порядке, примерно во второй половине месяца. Не обижайтесь. На этом заканчиваю. До свидания. Желаю вам хорошего пионерского лета, счастливых каникул, походов по местах партизанских боёв.

Пономарчук А.Ф. отряд “Третьи” и Козицкий А.И.
9 мая 1980 г. Москва, Измайловский парк.

С уважением Анатолий Фёдорович. Большое спасибо за книгу! Пишите о своих делах.

Здравствуйте, уважаемые ребята!
27 августа 1980 года.

Уже давно получил от вас письмо, но с ответом задержался. Извините меня. Поздравляю вас с началом нового учебного года и с учёбой в старших классах. Да, за лето вы проделали, видимо, много работы, в основном, оказывали помощь своим родителям и старшим товарищам в выполнении сельскохозяйственных работ. Вы мне писали, что уже начали работать в поле, за это вы ребята молодцы. Труд хлебороба кропотливый и тяжёлый. Правда, сейчас на полях работает много техники, но ещё нужно немало работать и вручную. В детстве я работал в поле, ещё до войны, в колхозе, знаю, что такое труд хлебороба. Я также видел такой труд на оккупированной территории Белоруссии, в 1942 году, и мы сами помогали осенью того же года обмолачивать хлеб крестьянам ручной молотаркой. Были ещё такие, что 4 человека крутили их. Это знают ваши родители, старшие товарищи по возрасту. Время было очень тяжёлое. Наверно, вы побывали в походах по местам дислокации партизанских отрядов и их боевых действий, напишите об этом. В этом письме высылаю вам две фотокарточки. Одну военных лет, январь месяц 1944 года, в Москве перед вылетом в тыл врага в составе спецгруппы «Счастливые», а второе фото в 1978 году. Обе перефотографированы в июле 1980 года в Стаханове, но воспоминания о своём командире никак не напишу. А просьбу всё же выполняю, раз пообещал вам. Дело в том, что в книге «Бессмертные имена», и то, что я знаю из личной жизни Олега, многое не сходится. В отношении Указа о присвоении ему звания Героя Советского Союза я читал в газете в ноябре от 12 числа, их было трое: Бычек, кто-то второй, не помню, им посмертно, и третий — Неклюдов, всего три человека. Да, жаль Олега. Нас, когда расформировали на два отряда, где-то в августе 1943 года, то Олег Сергеевич ушёл под Оршу, а мы ушли под Полоцк, и больше я ничего не знал об их судьбе. Я был направлен в Россонский район; в ноябре 1943 года наша группа соединилась с войсками 1-го Прибалтийского фронта, а после того ещё направлялся в тыл, на “Малую землю”, в Белоруссию.

Ещё на вас, ребята, я обиделся, хотя деньги и не большие, но вы отослали мне обратно. Я думаю, что у вас своих денежных фондов нет, а все книги вы покупали за свои деньги. Ещё прошу у вас извинения за свою нескромность. Пишите.

С уважением Анатолий Фёдорович.

P.S. Наш отряд находился в Витебской, а потом в Минской области и, частично, в бывшей Вилейской области. Извините за мою такую “писанину”.


Единственное письмо от партизана бригады имени С.М. Кирова Марка Тихоновича Коховича, с которым группа встречалась в школе дважды.

Здравствуйте, Панасюк Иван и группа “Поиск”.

1 октября 1980 года. Привет от Коховича Марка Тихоновича. Высылаю вам в школу своё фото, правда, оно не важное, это уж вините фотографа, с человека сделали “урода”. Я прошу вас, товарищ Панасюк, и всю группу, прислать мне на память фотографию. Дорогие дети, продолжайте свою работу в поисках участников Великой Отечественной войны. Это для истории очень дорого. Будут у вас свои семьи, внуки и кто-то в школе прочтёт ваши имена, и они будут очень довольны тем, что их отец или дедушка, мать или бабушка были в группе «чырвоных» — красных следопытов.

Здоровья вам всем и успехов!

М.Т. Кохович г. Белореченск, Украина. До свидания.


По тем временам это было второе издание книги об ОМСБОНовцах в СССР, ранее были разрозненные очерки в газетах, журналах, поставлено несколько фильмов о Николае Кузнецове, о Дмитрие Медведеве, была издана очень основательная книга «Чекисты», где было интересно написано о жизни Героев СССР В. Лягине, В. Молодцеве, И. Кудре, Н. Прокопюке, Е. Мирковском, К. Орловском, М. Прудникове, В. Карасёве, Ф. Озмителе, О. Бычке, Л. Папернике, А. Рабцевиче, С. Солнцеве, П. Лопатине, Н. Михайлашеве, Д. Карицком, Д. Емлютине и ещё некоторых.

Хочу вернуться к отряду «Богатыри». В книге «Бессмертные имена» есть очерк Бориса Никитина, который я предлагаю вашему вниманию.

Определённое время об этом отряде было мало что известно. Просматривая книгу «Память» Ганцевичский район, увидел небольшое несоответствие на странице 16, спецгрупа “Волаты”, была закінута ў тыл ворага ў 1943 годзе (на самай жа справе ў гэты час да снежня месяца яны знаходзіліся ў тыле ворага, на тэрыторыі Гомельскай вобласці па заданню генерала Арміі Ракасоўскага, а ў студзені 1944 года, таксама па загаду Стаўкі Вярхоўнага Галоўнакамандавання пешшу, у складзе трох атрадаў: “Багатыры” — камандзір Аляксандр Мікітавіч Шыхаў, а не Распопаў Д.П., “Барацьбіты” — (яны ж “Борцы” або “Змагары” у М. Калінковіча) — камандзір Дзмітрый Паўлавіч Распопаў і трэці атрад — “Молат” — камандзір Кузняцоў. Пераход быў вельмі цяжкі. Аб гэтым ёсць цікавы нарыс у 4-х газетах “Ленінскі шлях” за 1986 (№№ 118, 119, 120, 121) год, называецца “Дзённік радыста” — Сцяпана Васільевіча Аўгусціновіча, воіна атрада “Багатыры”. Падрабязнае апісанне “Эпапеі” перахода лініі фронта ёсць у гэтым “дзённіку. Першыя дыверсіі два атрады здзейснілі, пачынаючы з 15 лютага 1944 года. “Волаты” (яны ж “Богатыри”), дыслацыраваліся недалёка ад вёскі Чудзін, Ганцавіцкага раёна, “Барацьбіты”, базіраваліся за вёскай Гоцк, Салігорскага раёна.

Назад | Далей