Альманах “Лунінецкая муза” № 5

Василий Тумилович
Возрождение забытого имени...

Ступеньки в жизнь

По отрывочным сведениям из «Воскресного чтенія» было известно, что С. Прорвич училась в свое время в Санкт-Петербургском университете. Но для поступления в университет нужно было закончить или гимназию, или приравненное к ней учебное заведение. Здесь в самый раз подсказало исследователю выход из положения одно из произведений С. Прорвич, в котором она с теплотой вспоминает встречу в Почаевском монастыре с прибывшей паломницей — своей давней знакомой по учебе в Паричах. В Паричах (теперь в Светлогорском районе) было женское епархиальное училище духовного ведомства. В это училище принимали девочек в возрасте примерно 10 лет, а в редких случаях принимали и моложе. Если С. Прорвич там училась, то это могло быть в 60-70-х годах ХІХ века. Значит, нужно найти и просмотреть списки воспитанниц училища за эти годы и проверить, нет ли среди них дочери оздамичского священника Софии Чистяковой... Такие списки могли быть напечатаны в журнале «Минские епархиальные ведомости»; именно в «Ведомостях» за 1878 год и нашелся долгожданный ответ «о приеме девиц духовного звания в паричское училище в 1872 году...»: «Принять... дочь оздамичской церкви священника Фёдора Чистякова, Софию, 12 лет». Так был вычислен примерный год рождения писательницы — 1860-й, а её девичья фамилия — Чистякова — была известна исследователю давно...

Вернёмся, однако, к годам детства писательницы.

Убедившись, что в Паричском епархиальном училище учились шесть лет, легко можно определить, что закончить училище Софья могла в 18-летнем возрасте, в 1878 году.

В год окончания училища она поступает в Санкт-Петербургский университет, где обучались четыре года. Этот период Софии мог продолжаться четыре года и по другой причине: в 1882 г. она была уже замужем, а её муж успел после этого принять священнический сан.

Места, связанные с жизнью С. Прорвич, удалось успешно определить по служебным перемещениям её мужа: они печатались в «Епархиальных ведомостях».

Николай Павлович Прорвич, будущий муж писательницы, закончив минскую духовную семинарию, работал в Паричском женском училище.

В этом же училище работал с 1877 года родной брат Софии Фёдоровны — Александр Чистяков, учитель, через некоторое время замеченный и отмеченный начальством как талантливый педагог, сделавший позже довольно удачную карьеру: за 25 лет педработы он дослужился до чина надворного советника и был награждён тремя орденами: св. Станислава 2-й и 3-й степени, св. Анны 3-й степени.

По сравнению со своим «швагром» (шурином) Николай Прорвич выглядел куда скромнее! Женившись, Николай Прорвич решает уйти из училища на приход: 30 августа 1882 г. он рукоположен во священника и назначен настоятелем Ванюжицкой церкви Мозырского уезда. Семья молодоженов поселяется на два года в Ванюжичах.

Ванюжичи, кстати, примечательны тем, что здесь в разное время проживали по крайней мере два забытых православных писателя: в 1882-1884 гг. — София Прорвич, с 1906 г. — свящ. Михаил Костко, бывший учитель народного училища.

В 1884 г. он попросил перемещения на другой приход и был назначен в Лясковичи (Петриковского р-на), с 11 августа.

В Лясковичах Прорвичи прожили полных шесть лет. Нельзя сказать, чтобы на котором-либо из приходов о. Николай забрасывал учительскую работу. На Лясковичском приходе за успешное преподавание Закона Божия в народных училищах о. Николай получил благодарность от Училищного Совета Минской Дирекции.

В Лясковичах в семье Прорвичей родились дочери Любовь (17.09.1888-29.10.1974, Лунинец) и Надежда (умерла 07.03.1972, Лунинец). Правда, в свидетельстве о смерти Любови (в архиве Лунинецкого ЗАГС) местом её рождения указаны не Лясковичи, а уездный центр Мозырь.

В 1892 г. семья Прорвичей переезжает в Новогрудский уезд: о. Николая переводят к Райчанской церкви. Здесь он проявил себя не только как учитель и священник, но и как строитель: 7 ноября того же года, согласно избранию духовенства, о. Николая утверждают в качестве члена строительного комитета по 1-му благочинническому округу. В Райче «объявляется благодарность епархиального начальства свящ. Николаю Прорвичу за пожертвование в ту же Райчанскую церковь иконы святителя Николая, стоимостью 18 р.»

Конечно, благодарность о. Николаю не сравнить с той наградой, которую получил оставшийся в Паричском училище брат жены: в том же году А. Чистяков указом императора награжден орденом св. Анны 3-й ступени.

В Райче семья Прорвичей прожила семь лет.

14 апреля 1899 г. свящ. Николай Прорвич «перемещен, согласно прошению, на таковое же место к Свислочской Успенской церкви Бобруйского уезда», но на этом приходе о. Николай пробыл меньше всего — полтора года. В Свислочи Прорвичи встретили начало трагического для своей семьи ХХ века...

25 октября 1901 г. его переводят «на таковое же место» к Лунинецкой церкви. 25 октября... Кто бы мог тогда догадаться, что эта дата через 16 лет явит в России октябрьскую революцию, жертвами которой станут отец и сын Прорвичи!

А пока отец Николай трудится в Лунинце (в то время — селе), ему пригодился и опыт учителя, и опыт строителя.

Здесь он вскоре получает очередную священническую награду: «по вниманию к усердному прохождению пастырьского служения при добром поведении на основании определения епархиального начальства от 23 июля — 1 августа сего 1902 г. удостоен награждения бархатною фиолетовою скуфиею».

А у брата жены Александра — надворного советника — уже два месяца украшал грудь второй орден — св. Станислава 2-й степени!.

Опыт строителя, полученный в Райче, пригодился: о. Николай строит дом в Лунинце, который сохранился до сих пор.

Трудолюбие о. Николая позже отметит Я. Колас на страницах своей трилогии «На ростанях».

Отец Николай занимался в Лунинце активной просветительской деятельностью. «Епархиальные ведомости» сообщают, что «свящ. Н. Прорвич, учитель: провел в Лунинце 8 чтений о деятельности Палестинского общества; на чтениях присутствовало 1200 слушателей»

В Лунинце Прорвичи остановились уже навсегда. Здесь стали взрослыми их дети: три дочери и сын. Здесь закончилась жизнь четырех членов семьи. За отцом Николаем замечена одна человеческая слабость: этот священник страсть как любил синематограф — кино. Специальные кинозалы были тогда лишь в больших городах. Кино в Лунинце показывали в обычной комнате, в доме недалеко от церкви. Отец Николай заранее приходил к хозяину синематографа, садился в отдельный от зрителей комнате и через щёлку или из-за ширмы смотрел кино. Хотя киноленты той поры не содержали сцен секса, ужасов и насилия, видеть священника среди кинозрителей было бы не совсем этично... И о. Николай смотрел фильм отдельно от зрителей, стараясь не смущать их своим присутствием.

Отец Николай отличался и тем, что разгильдяев возле себя не терпел. Работавший в Лунинце младший учитель Г. Крейдич часто получал от строгого о. Николая замечания за недопустимо неряшливый для учителя внешний вид. Позже Г. Крейдич в письме Я. Коласу оставил об о. Николае самые негативные воспоминания:

«В том же году (1904) по милости попа Прорвича-Прожорича и зав. школой Корытьки знакомый вам школьный инспектор Кедров А.П. уволил меня из школы за непосещение церкви».

С началом революции 1917 г. и гражданской войны для семьи Прорвичей наступило очень тревожное время: большевики видели в религии и духовенстве идеологическую опору ненавистного народу самодержавия. Православие, сросшееся с государственным аппаратом, платило Молоху революции жизнями своих сыновей и дочерей. Отец Николай был одной из жертв гражданской войны: теснимый врагами, был доведён до самоубийства — застрелился.

На верх старонкі