Альманах "Лунінецкая муза", № 8

Вадзім Жылко, Віктар Пятроў

Права на пошук

Культура и идеология.
Культура в условиях тоталитарных режимов 1920-50-х годов

Вадзім Жылко
Доклад прозвучал на районном семинаре учителей мировой художественной культуры “Искусство: ХХ век” в г. Лунинце 24 февраля 1998 года.

Прежде чем перейти к изложению сути доклада, хочется напомнить краткие определения основных терминов. Итак, культура (от латинского “возделывание, почитание. воспитание, образование, развитие”) — исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, в их взаимоотношениях, а также в созданных ими материальных и духовных ценностях; выделяют культуры определенных эпох, сфер и народов. В более узком смысле культура — сфера духовной жизни людей.

Идеология — система взглядов и идей (политических, правовых, философских, нравственных, религиозных, эстетических), в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности.

Тоталитаризм (лат. “тоталис” — весь, целый, полный) — форма государства, где установлен его полный контроль над всеми сферами общества. С ним сочетаются понятия этатизма (фр. “этат” — государство), когда государство считается высшей целью, и авторитаризма (предполагает наличие элементов личной диктатуры).

Речь пойдет о тоталитарных диктатурах в СССР (Сталин), Германии (Гитлер), Италии (Муссолини). Если советский опыт более памятен и доступен нам, то по отношению двух других режимов к культуре сведений у нашего соотечественника гораздо меньше, что и предопределяет более полное освещение именно их. Хотя, разумеется, предлагаемый материал — только краткие тезисы, своеобразная отправная точка.

Василий Гроссман в романе “Жизнь и судьба”, характеризуя тоталитарные режимы ХХ века, отмечает, что сверхнасилие тоталитарных систем парализовало человеческий дух на целых континентах. При этом душа — предательница, чтобы оправдать зло, объявляет его высшей формой гуманности, делит людей на “чистых” и “нечистых”. Тут сочетаются инстинкт выживания, гипнотическая сила мировых идей (любые жертвы и средства для достижения величайшей цели) и ужас перед повседневным насилием и убийством. Это насилие так велико, что из простого средства достижения цели превращается в предмет мистического, религиозного поклонения и восторга.

С этим связаны антихристианская идеология тоталитаризма, фактическое возрождение неоязычества. Советская практика внедрения безбожия нам более известна, но аналогчиное явление можно наблюдать и в Германии, где не только произошел раскол евангелической церкви и частично — католической (кстати, сотрудничала с нацистами и т.н. карловацкая “Русская зарубежная церковь”, за что получила в 1938 году в собственность православные храмы в Германии), но по инициативе М.Бормана в 1938 году был выпущен секретный антихристианский указ (эта религия объявлялась “порождением иудаизма”), был закрыт ряд тео-логических факультетов, взят курс на отмену молитв в классах, на вынос оттуда распятий, на секуляризацию, позже был взорван ряд полуразрушенных войной храмов. Гиммлер угрожал в свое время повесить Папу Римского. Создавался культ “крови и почвы” (германское крестьянство признавалось аристократией нордической расы). Можно напомнить о мистическо-геополитических теориях Карла Хаусхофера, теории борьбы “льда и пламени” отца и сына Хёрбигеров (“Коперников ХХ века”), поисках “чаши святого Грааля”, о связях нацистов с Тибетом (мифические подземные города Шамбала и Агади были связаны с прародиной арийцев). Есть сведения о существовавших в Германии колониях тибетцев и индусов. Нацисты использовали древний знак свастики (который еще до первой мировой войны был в Германии антисемитским знаком); кстати, во время одной из забастовок в Пруссии, еще до прихода нацистов к власти, они выступали совместно с коммунистами против правительства Веймарской республики, для чего был создан специальный красный флаг со свастикой, в которую вплетены серп и молот. Около 50 институтов изучали “наследие предков” — рунические письмена, символы, языки и мифы арийцев, санскрит. Вспомним одного из героев романа Э.Ремарка “Черный обелиск” — Ганса Хунгермана, который из поэта, увлекавшегося “рунической историей и символикой предков”, безболезненно пересаживается позже в кресло одного из маленьких фюреров в области культуры.... В 1936 году в Германии был созван всемирный съезд астрологов, популярностью пользовался “пророк Германии” Гануссен.

СС создавался по образу ордена иезуитов и ряда сатанистских организаций, отсюда перстни с “мертвой головой”, кинжалы, т.н. ”кодекс чести”, написание самой аббревиатуры древнегерманскими рунами. По приказу Гиммлера была создана “Валгалла” (“дворец бога Одина”), где в зале стояли 12 кресел для рыцарей Круглого стола (группенфюреров, которых после смерти должны были сжигать, а урны с прахом ставить в 12 ниш в подвале). Оценивались экстерьер и родословная (с 1648 года) будущего члена СС, невеста была обязана представить свое фото в купальнике, за рождение первого ребенка ей вручалась золотая брошь. В 1938 году был учрежден для арийских женщин “Материнский крест” (трех степеней — за рождение 4, 6 и 8 детей). Параллельно с этой “селекцией элиты” широко применялись программы эвтаназии или стерилизации “неполноценных”. Для СС характерен показной культ скромности (пить только минеральную воду, варить картошку в мундирах, не закрывать тумбочки в спальне и т.п.). Широко практиковался оккультизм. Согласно новому календарю 30 января было Днем завоевания власти, 24 февраля — Днем основания НСДАП, в марте отмечался День памяти героев, 20 апреля — День рождения фюрера, 1 мая — День труда, в мае — День матери, 22 июня — День летнего солнцеворота (не случайно этот день был избран для нападения на СССР — по руническому зодиакальному календарю через две руны наступала руна “зиг”, т.е. “молния, победа”, поэтому Гитлер и планировал закончить войну за два месяца), в сентябре проводились 8-дневные шоу партийных съездов в Нюрнберге, 9 ноября отмечалась “годовщина национальной революции 1923 года” (т.е. мюнхенского “пивного путча”), в октябре — “праздник урожая, крови и почвы”, а 25 декабря — “арийское рождество” (“зимний солнцеворот”). Овладение Сталинградом в планах нацизма, по некоторым сведениям, играло столь важную роль из-за того, что здесь некогда был центр мощной хазарской цивилизации, продолжающей де влиять на события в мире. А флаг, установленный германскими альпинистами после захвата Эльбруса на этой горе, был также не случаен — здесь якобы покоились души арийских воинов. Застрелился Гитлер в ночь 1 мая, когда валькирии уносят души германских воинов.

Но, безусловно, корни тоталитаризма коренятся не столько в мистических учениях, сколько в экономических, политических и иных факторах. По мнению ряда исследователей, Маркс пришел к выводу о схожести социализма с “азиатским способом производства” (это не рабовладение и не феодализм, поскольку нет частной собственности на землю, а есть власть деспотического государства через класс бюрократии над общинниками, фактический прообраз партийно-корпоративного государства). Следовательно, социализм — не формация, а способ существования государства, характерный для любой формации. В ХХ веке это феодальная реакция на развитие капитализма, это регресс общества. В России был слабо развит капитализм, преобладала крестьянская масса с отсутствием демократических традиций, тягой к сильной власти. Германия и Италия также были, как ни парадоксально, достаточно отсталыми, полуфеодальными государствами Западной Европы. Здесь легко насаждались тотальная враждебность, подозрительность. Вспомним о любви многих диктаторов к референдумам (в Германии их во времена нацизма состоялось три — в 1933 году по вопросу выхода Германии из Лиги Наций, в 1934 — по совмещению постов президента и рейхсканцлера, в 1938 — по присоеденению к Германии Австрии) и прочим формам “народного волеизъявления”. По словам Гитлера, он пошел дальше марксистов: “Мы социализируем не заводы и фабрики (это полумеры), а людей!” Идеология тоталитарных режимов во многом была заимствована у империй Востока и античности (на что указывает и само название “третий рейх”, а также происхождение термина “фашизм” от фасций — пучков прутьев древнеримских ликторов). Вспомним и поведение Геринга, державшего у себя на манер античных вельмож львов, наряжавшегося в древнегреческие туники и рыцарские доспехи. А архитектура? В почете готический стиль (Муссолини собирался построить такую колокольню возле Миланского собора), в той или иной степени — романский, а главное — ампир (от фр. “империя”), расцвет которого связан с наполеоновской эпохой: массивные,монументальные формы с богатым декором (военные эмблемы, орнамент), как, например, Триумфальная арка. Итак, опора на традиции Древнего Египта, Греции и Рима, воплощение государственной мощи и воинской силы. А т.н. “сталинский ампир” в СССР? Зато у тоталитарных режимов не в почете барокко (“странный, причудливый” стиль) и рококо (“осколки камней, раковин”). Не случайно Муссолини планировал снести дома “веков упадка” (времен барокко и Контрреформации) в Риме, дабы лучше были видны Колизей, Пантеон, Капитолий. При строительстве “проспекта империи” были разрушены 11 улиц между Колизеем и Капитолием. В Риме были снесены 15 старинных храмов, ряд дворцов. Повсеместно устанавливались статуи Цезаря и Августа.

По душе тоталитарным режимам была и идея “новой Вавилонской башни” (выражение Фейхтвангера), долженствующей бросить вызов небесам, подчеркнуть превосходство власти земной. С.Киров упоминал “памятник, который наши враги не увидят даже во сне”. В 1918 году Владимир Татлин проектирует 400-метровую “Башню III Интернационала”. Впоследствии объявляется международный конкурс на проект Дворца Советов на месте Храма Христа Спасителя: один из его участников, Армандо Бразини, проектировал и “Форумо фашисто” (кстати, в конкурсе участвовал и проект Ле Корбюзье). В мае 1933 года победил проект Бориса Иофана — здание в 415 метров высотой со 100-метровым Лениным наверху (выше Эйфелевой башни и “Импайр билдинга”). Предполагались 20 тысяч барельефов, 12 тысяч фресок, 4 тысячи мозаик, 182 скульптурные группы (многие из которых — выше 12 метров). Муссолини провел конкурс на проект “Дворца фашизма” — наибольшего в мире здания. Существовал и проект “форума Муссолини”, равного по площади всему Риму XV века, большего, чем собор Святого Петра и Колизей. Он должен был строиться из мраморных плит весом в 770 тонн, высотой до 36 метров. Вверху предусматривалась фигура колоссального бронзового Геркулеса (высотой 80 метров) с лицом дуче, в одной руке — жезл, вторая поднята в фашистском салюте. Потратив 100 тонн бронзы, изготовили только одну ступню (в несколько раз выше человеческого роста) и часть лица. В Берлине в 1938-39 годах была построена новая Имперская канцелярия со 146-метровой галерей, ведущей к основному залу. В Нюрнберге для партсъездов воздвигли здание “Партайгеленде”. Архитектор Руф спроектировал зал съездов на 60 тысяч человек диаметром 88 метров. Существовал проект Высшей партийной школы (Хох шуле) НСДАП имени Гитлера под Мюнхеном. Рейхсминистр и архитектор Альберт Шпеер спроектировал в Берлине “Народный дом” с куполом в 7 раз больше, чем купол римского собора Святого Петра. Художником и архитектором считал себя и Гитлер, в начале века дважды безуспешно поступавший в Венскую художественную академию (недавно в Иране найдены два его городских пейзажа 1911 года).

Не забудем о многочисленных грандиозных шоу, парадах и шествиях (хотя бы во время Олимпиады 1936 года в Берлине). Гитлер признавал, что заимствовал у марксизма идеи массовых шествий, доступной пропаганды. Даже у детей внедрялось ношение униформы. После смерти брата Муссолини Арнольдо вдоль железной дороги, по которой везли его тело, стояли на коленях тысячи людей. Во Флоренции в “Национальном мемориале” были захоронены 36 фашистских “мучеников” — рядом с гробницами Микеланджело, Галилея и Макиавелли. Из нацистского мифотворчества вспомним убитого в драке сутенера Хорста Весселя, которого сделали национальным героем и посвятили ему гимн. Вот еще образчики мифов: о том, как Гитлер отдал свое пальто бомжу, как на строительстве дороги с двумя помощниками выкопал гору грунта, которую 700 его почитателей разобрали в платочках на память, и т.п. В крепость Ландсберг, где в свое время отбывал срок Гитлер, водили экскурсии. А надписи на германских концлагерях: “Труд дарует свободу”, “Справедливо или нет — это твоя родина!” — это ли не мифы?

Муссолини в целом был равнодушен к изобразительному искусству, но негативно относился к сюрреализму, дадаизму, абстракционизму, так как они “политически бесполезны”. Зато создавались картины по заказу, на темы типа: “Слушание речи дуче по радио”, “Битва за хлеб”, “Новае Европа, рожденная из кровопролития”. В галереях Москвы и Берлина выставлялись почти идентичные картины “Агитатор” (и только ли?!). Представление о германском агитационном искусстве времен войны и его сходстве в художественном отношении с советским дают плакаты экспонировавшейся в 1996 году в минском Музее Великой Отечественной войны выставки “Немецкая пропаганда в Белаурси 1941-44 годов” (была выпущена брошюра на немецком языке с иллюстрациями).

В Германии для художественных выставок было обязательное разрешение властей. Проводились издевательские выставки типа “Большевизм в культуре”, было разгромлено объединение архитекторов — новаторов “Баухауз”. Из 13 тысяч музейных экспонатов, в том числе шедевров всемирно известных мастеров, была собрана выставка “Загнивающее (дегенеративное) искусство”, которую в Мюнхене посетили 3 миллиона человек (!), после чего выставка была закрыта. Параллельно экспонировалась и “Выставка величайшего германского искусства” — 900 работ о героических подвигах арийцев, сельской идиллии и нордических девушках отобрал сам Гитлер, специально был построен Дворец искусств. 13 тысяч “дегенеративных” работ были проданы за рубеж за валюту, еще 5 тысяч уничтожили (странный пожар 1939 года в Берлине), несколько тысяч растащили функционеры НСДАП.

Практиковались “аутодафе” книг, причем жечь их заставляли студентов и профессоров. Были созданы “черные списки” Общества немецких писателей (свыше 14 тысяч названий). Некоторые книги оставляли в одном экземпляре в т.н. “ядовитых шкафах”. Начался “просветительский поход против негерманского духа”. Преподаватели вузов приносили присягу на верность власти, как и писатели (в 1933 году 88 литераторов приняли “Клятву верности фюреру”). Муссолини лично осуществлял цензуру новых пьес, Сталин — кинофильмов, Геринг ведал прусскими театрами, хотя знатоком считал себя в этой области и Геббельс, автор пьес и повестей, критик. Альфред Розенберг выпускал журнал “Искусство в третьем рейхе”. В целом же “критика снизу” не слишком поощрялась. Ю.Штрейхер привел как-то критиков в варьете и заставил петь и ходить по канату: попробуйте-ка сами!.

Геббельс выступал за запрещение “негритянского джаза”, атональной музыки, западного авангарда. В Италии прививались пуританство и ханжество в женских нарядах, танцах, были запрещены разводы и аборты, объявлено о борьбе с алкоголизмом и сексом (а нацисты в 1933 году разгромили Институт сексуальных исследований, сожгли его библиотеку). Гитлер так отзывался о германской культуре до своего прихода к власти: идейное и культурное вырождение, рассадник разврата, извращений, удушье современной эротики. С 1943 года в Германии был закрыт ряд театров и ресторанов, женщинам запрещено красить волосы и завиваться, запрещалось выключать радиорепродукторы. Вспомним и о кампаниях — таких, как “Неделя вежливости”, “Все на борьбу с рахитом (молью или чем-нибудь еще)!”, “Долой никчемных людей!”, “Никакого повышения цен!”, “Неделя бережливости”, “Сбор зимней помощи”. В предвоенной Германии активно практиковались туристические круизы организации “Сила через радость”, действовавшей под эгидой “Лиги борьбы за культуру Германии” Розенберга. А тяга к маршевой музыке? И в СССР, и в Германии пели песни “Смело, товарищи, в ногу” Леонида Радина, “Средь нас был юный барабанщик”. А “Молодая гвардия” А. Безыменского — это перевод тирольской песни середины XIX века.

Шовинизм доводился до абсурда. В СССР вспомним о сталинской борьбе против космополитизма и низкопоклонства перед Западом, о дискуссиях 1947-52 годов по философии, языкознанию, политэкономии, о печально известном анекдоте про “Россию — родину слонов”. Розенберг в “Мифе ХХ века” относил к арийцам Гомера, Эсхила, Платона, Данте, Рафаэля, Рубенса, Рембрандта, Гёте, Бетховена, Баха, Диккенса, Вагнера, Коперника, Ньютона. Итальянские фашисты претендовали на приоритет в открытиях Пастера, Ампера, изобретении телефона, двигателя внутреннего сгорания и т.п., а “Шекспир”, по их мнению — псевдоним итальянского поэта. Немцам в 1937 году было запрещено принимать Нобелевские премии (а аналогичные случаи в СССР?). Зато повсеместно внедрялись национальные премии (“Национальная премия для представителей культуры и науки” в Германии и т.п.).

Муссолини объявил, что “свободная наука” (Эйнштейн и ему подобные) — ложь, а “тоталитарная концепция культуры” — благо. В 1926 году по примеру Наполеона он создал Итальянскую академию, лично отобрав академиков, в том числе драматурга Луиджи Пиранделло, композитора Пьетро Масканьи, физика Энрико Ферми (эмигрировал в 1938 году), поэта-футуриста Филиппо Маринетти (этот ярый фашист был убит под Сталинградом). Дирижер Артуро Тосканини вначале был фашистом, но в 1929 году эмигрировал. Среди вождей раннего фашизма был поэт Габриель д’Аннунцио (позже отправлен в почетную ссылку). В Германии в 1933 году были созданы “имперские культурные гильдии”, а не вошедшим в них деятелям культуры было запрещено работать. Закрыты профсоюзы журналистов, врачей, юристов. Присваивались звания “профессиональный актер”, “государственный актер”, “сенатор культуры”. Были созданы Имперский союз немецкой сцены, Картель немецкой музыки, Имперский картель изобразительных искусств, Палата работников радио, Организация для поощрения немецких писателей, позже — Имперский союз немецких писателей, Имперская палата культуры (где были отделы по видам искусств). В них входили и творческие, и технические работники данной сферы. Палату литературы возглавлял нацист Ганс Йост, в пьесе которого “Шлагетер” герой изрек: “Когда я слышу слово “культура”, мне хочется нажать на курок моего браунинга”. Упомянем “Великую встречу немецких поэтов”, пышное “2000-летие германской культуры” в 1937 году, “Недели германской книги”. Один экземпляр “Майн кампф” был на тысячу лет заложен в специальный мавзолей. При СС было создано “Общество по содействию и уходу за германскими культурными памятниками (для фальсификации истории). Во главе всей пирамиды стояло Министерство пропаганды (!) и просвещения. В Советском Союзе вспомним о Союзе советских писателей (создан в 1934 году), Литфонде, Главном управлении по делам литературы и издательств (Главлит — орган цензуры). Хотя внешне соцреализм выглядел более взвешенным, чем “революционный романтизм” 1920-х годов, его отличали заглаживание недостатков, приукрашивание, классовый подход, утилитаризм, резкое разделение положительных и отрицательных персонажей, морализаторство, сюжет почти всегда не зависел от логики развития характера героя (дегуманизация), наблюдалась утрата интереса к человеческой личности.

Для СССР характерны и кампанейщина “ликбеза”, чрезмерная унификация школьного обучения, контроль над образованием, политпросвет с изучением главным образом “Краткого курса истории ВКП(б)”, в науке — узкая специализация, регламентация, разрушение научных традиций (например, в Академии наук БССР в 1934 году занимались 139 аспирантов, а в 1938 году — 6). Публиковалось только около шестой части разработанных учеными тем. Общественные науки отличались вульгарным социологизмом.

Репрессии в отношении интеллигенции вызывали эмиграцию — как внешнюю, так и “внутреннюю” (уход в себя, отказ от своей деятельности). Был и иной путь. Бесчеловечные опыты над людьми доктора Менгеле использовали в своих исследованиях профессор Адольф Бутенандт (в 1939 году отказался от Нобелевской премии, умер в 1996 году), видный генетик, президент германского антропологического института Отмар Вершуер. Сотрудничали с нацистами нобелевские лауреаты — физики Филипп Ленард и Иоганн Штарк, писатели и драматурги Герхард Гауптман и Кнут Гамсун; философы Эрнст Юнгер и Мартин Хайдеггер, художник Эмиль Нольде (экспрессионист, автор “Жизни Христа”), композиторы Рихард Штраус и Норберт Шульце (автор песни “Лили Марлен”), скульптор Арно Брекер, дирижер Герберт фон Кароян, шахматисты Александр Алехин и Ефим Боголюбов, кинодокументалистка Лени Риффеншталь (“богиня кинематографа третьего рейха”, дожившая до глубокой старости, автор фильма “Триумф воли” о нюрнбергском партсъезде 1934 года и 4-часового фильма “Олимпия” об Олимпиаде 1936 года и победе арийского духа), актеры Марика Рокк (фильм “Девушка моей мечты”) и Эмиль Яннингс (фильм “Властелин”), итальянский тенор Беньямино Джильи и многие другие.

Видимо, выводы легко может сделать любой непредвзятый читатель: тоталитарные режимы в силу своей одинаковой сущности одинаково проявляют себя и в сфере культуры, идеологии. Многочисленные параллели это подтверждают.

На верх старонкі


Плакаты

Плакаты

Плакаты

Немецкие агитационные плакаты 1941–44 гг. на Беларуси